Люди и самокаты. Анализ проблематики через призму культуры
17.07.2021 10:55

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 0.0 0

Андрей КАШКАРОВ


Самокат с электродвигателем и аккумулятором (электросамокат) - это современный и удобный механизм, пользоваться которым можно по-разному, как и любым инструментом. Интернет, к примеру, тоже механизм. Кто-то сыпет комментариями, как из сита муку, вроде того, что «только идиот будет защищать самокат», а кто-то создает продукты интеллектуальной собственности. Или, к примеру, баня: можно медленно топить, а можно быстро. Механизм на то и дан, чтобы им умело пользоваться: можно ведь и микроскопом гвозди забивать, только зачем такая опасная нерентабельность? Самокат прочно вошел в нашу жизнь, управлять легко, скорость – захватывает дух, позволяет успеть больше за день и не наворачивать круги в поисках парковочного места. К слову, у меня электросамоката нет, а чтобы получить впечатления – основу для сей статьи – я только раз воспользовался сервисом, как практик. И, тем не менее, я не в восторге от очередной истерии властей в части ограничений, запугивания или иных следственных действий по формальным признакам, потому, что проблема не в самокатах, и не в предпринимателях, «жаждущих наживы любой ценой». И вот почему.

С весны 2021 года по сей стране, в городах, где активна услугу проката самокатов с электрическим двигателем, а предприниматели не ждут, а действуют, развивая креативную идею, умножились случаи наездов самокатчиков на пешеходов. Так, по сообщению интернет издания «Фонтанки» в Петербурге количество электросамокатов возросло в трое по сравнению с показателями 2020 года, а количество наездов на пешеходов – в десятки раз: «на петербургском рынке работают восемь кикшеринговых компаний, их совокупный парк оценивается в 12,5 тыс. самокатов». Кикшеринг - система краткосрочной аренды самокатов и электросамокатов по аналогии с каршерингом (услуга по аренде автомобилей) и велошерингом, имеет свои отличия. Кикшеринг может работать с привязкой к станциям проката или нет. Об истории кикшеринга известно, что он появился в США в 2017 году, быстро распространился в Европе – начиная с Франции и Испании, а в России начался с Москвы в 2018 году, и динамично развивается. стяжение от кикскутер-шеринг, от В английском языке есть словосочетание kick scooter (русск. – самокат), где kick обозначает «толчок ногой», а sharing – «совместное использование», передача другому, делиться в смысловом эквиваленте понятия; по сути, это система краткосрочной аренды самокатов и электросамокатов «dockless», то есть бесстанционно, по аналогии с каршерингом и велошерингом. Бытует аналогичная по смыслу фигура речи «самокат шеринг», но уже без разницы – как не назови, смысл ясен и лингвистически оформлен надолго. А пока предприниматели объединяются, в том числе в защите своих интересов. Оказывается, уже относительно давно существует московская Ассоциации операторов микромобильности, которую возглавляет совладелец сервиса Whoosh Олег Журавлев.

Анализ правового поля или юридический аспект

Правовое поле еще формируется, как локомотив, нагоняющий опоздание. В ПДД четких правил пользования электросамокатами, требований к лицам, их управляющим, ограничения скорости пока не зарегистрированы. Самокатчик до сих пор считается пешеходом. Согласно действующему законодательству пользователи электросамокатов мощностью более 250 Ватт обязаны иметь права категории М, такой электросамокат по критерию мощности считается мопедом, его водитель должен соблюдать ПДД. При несоблюдении сих требований к водителю могут быть применены санкции, предусмотренные главой 12 КоАП для водителей транспортных средств, меры обеспечения, предусмотренные ст. 27.13 - эвакуация электросамоката на штрафстоянку. Если гражданин едет на электросамокате мощностью менее 250 Ватт, он считается пешеходом, и максимальный штраф для него составляет 1,5 тыс. руб. по статье 12.30 КоАП. Все это верно, если происшествие с самокатом не сопровождалось нанесением вреда здоровью иным гражданам, если не спровоцировало аварийную ситуацию с угрозой жизни и здоровью людей.

Ограничения пытаются накладывать добровольно-принудительными «соглашениями сторон», локальными актами региональные администрации, они же требуют от предпринимателей и сервисов введение ограничений до 10-20 км/ч в местах с большим скоплением людей. К примеру, популярные в Петербурге и Выборге сервисы Whoosh и Urent под известным давлением ограничили максимальную скорость до указанных выше значений на Невском проспекте и некоторых центральных улицах, в правилах пользования, которые арендатор электросамоката принимает перед получением услуги через приложение в смартфоне, запретили оставлять самокаты и передвигаться на них в ЦПКиО, Летнем и Михайловском садах, на острове «Новая Голландия» и в некоторых других местах, в Выборге на центральных площадях и в городских парках, включая объект исторического наследия Монрепо. Другой сервис отредактировал в приложении зоны виртуальных парковок у метро и остановок. Это делается добровольно принудительно. Против компании-агрегатора Whoosh возбуждено уголовное дело по статье 238 УК РФ (об оказании небезопасных услуг), в рамках дела в соответствии с УПК РФ проведены обыски и изъятие документов для формирования доказательной базы. Одним из поводов к сему стало происшествие с солистом Мариинского театра Давидом Залеевым, впавшим в кому и едва не лишившемся жизни. В мае 2021 года в Петербурге совершено сразу несколько наездов на электросамокатах на детей дошкольного возраста, два ребенка были госпитализированы в тяжелом состоянии, в Невском районе Петербруга неустановленный до сих пор мужчина совершил наезд на ребенка и скрылся. Возбуждены уголовные дела по статье «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». 9 июня 2021 года в Петербурге закрыли сервисы по прокату самокатов. На несколько дней. Разумеется, были и другие случаи; после того, как улицы очистились от снега – чему можно удивляться?

Люди не должны попадать под колеса, и правила нужны. В первых числах июня 2021 года многие в Петербурге заметили, что самокаты одномоментно исчезли от вокзалов и остановок общественного транспорта. Перед этим 2-3 дня имеющиеся силы отделов МВД, включая оперативных сотрудников, по их территориям были брошены на принудительную эвакуацию электросамокатов с улиц. На пару дней самокаты убрали и в Выборге. Но и только. Ибо полностью запретить сервис нельзя, юридически на это нет оснований даже несмотря на отдельные трагедии, а практика динамики роста популярной услуги в мире тоже влияет на принятие решений, в том числе как «бизнес-модель», как пополнение бюджета налогами. Некая аналогия в теме имеется с так называемыми «ватрушками». Очень много случаев переломов, госпитализаций и даже летальных исходов дает статистика за 10-20 лет, это скажет вам любой практикующий травматолог, я и сам попадал в такую ситуацию и имел затем «лист нетрудоспособности» более 80 дней, но… продажи «ватрушек», как и катание на них с горок, не запрещены и каждую зиму это тоже своеобразное явление собирает новый урожай трагедий. «Ватрушка», как неуправляемый «снаряд», развивающий условно большую скорость при движении на уклоне, на мой взгляд, является крайне опасной – особенно в местах скопления людей (на таких же «ватрушках», на территориях с деревьями, опорами линий электропередач и др. неустранимыми препятствиями). Поэтому отказываться от сей услуги власти не собираются. Но власть проявляют. Так в комитете по транспорту Санкт-Петербурга выработали мнение, что «ограничения скорости должны контролировать сами разработчики сервисов с помощью программного обеспечения».

Юридический аспект привлечения к ответственности по теме кикшеринга по-своему интересен. Обстоятельства, при которых наступает ответственность по статье 238 УК РФ определяются тем, что в действиях или бездействиях виновных должен быть доказан умысел. Вообще все статьи уголовного кодекса, и, главное, практика привлечения ответственности по ним, правоохранителями применяются при наличии триумвирата доказанных обстоятельств: время, место, способ. А также в некоторых обстоятельствах имеет значение «умысел». Если хоть какой-то элемент из рассмотренных выше не доказан, прокуратура не утвердит возбуждения уголовного дела; так работает система в части темы кикшеринга и вообще. Гораздо больший шум и, иногда значение, обретает по факту так называемый «общественный резонанс». Иногда он создается намеренно, иногда является управляемым. Да, широкой оглаской можно управлять, именно поэтому власти так боятся объединяющих призывов в социальных сетях (и др.), именно поэтому информирование общественности о фактах, сиречь журналистика, издавна считается «четвертой властью», наряду с законодательной, исполнительной и судебной. В некоторых определениях, впрочем, можно встретить и такое разделение властей на три рода, как-то: «власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть, ведающая вопросами права гражданского». Однако, сути это не меняет. Как известно, есть процедура также и прекращения уголовного дела по строго определенным законодателем основаниям. Главное то, то правовое поле в части кикшеринга предстоит совершенствовать и пока оно только условно, «заплатки» лепят на ходу локальными актами местные администрации регионов, запрещая и ограничивая, примерно так же, как налепили «заплат» на латано-перелатанном законе Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (Закон о СМИ), создается впечатление, что у нас в России это некая традиционная практика. С другой стороны, тенденция по ужесточению наказаний и ограничительных меры видна (и уже давно) каждому, кто имеет возможность и желание анализировать обстоятельства и задумываться о происходящем в стране; отсюда не исключено, что новые законы будут более «жестокими», чем старые – с «заплатами». Но от нас это особо не зависит, как от граждан «народонезависимой страны». Приходится работать с тем – что есть и в том правовом поле, какое существует. Однако, даже этот несложный анализ ситуации показывает, что реально привлечь к ответственности можно только, если очень постараться, собрав не ленясь, доказательную базу. А общественный резонанс, как известно, можно повернуть в любую сторону, приложив определенные усилия, и имея к тому мотивы. Журналисты нередко пользуются этим приемом, вполне в правовом поле – распространяют информповод, затем анализируют общественный резонанс, и вторично (и далее) возбуждают внимание социума и социальных страт к первоначальному и (или) вторичному информповоду, комментариям и «экспертным мнениям». Вот что я имею в виду под символом «управление». Как видите, на любом или почти любом этапе в этой небезупречной цепи можно так или иначе сделать акцент на «общественном мнении» или том, что субъективно хочется за него принять. Очень важное значение тут имеют нравственные, морально-деловые качества чиновника и журналиста, занявшихся сим делом. Отсюда мы имеем и современную проблему журналистики, когда большинство изданий являются зависимыми от администраций разного уровня, и не принимают статьи по остросоциальным темам, дабы «не возбуждать» граждан. В какие авторитарные дебри, еще век назад мастерски описанные в романе А. Замятина «Мы», ведет эта небезупречная ситуация – тоже понятно. То, что современная журналистика сделалась тотально зависимой, уже секрет полишинеля. Своим терпением, соглашательством, трусостью и разобщенностью мы пришли к тому же, что описал шведский детектив Пер Валё в романе «Убийство на 31-м этаже» известного в русскоязычном переводе (а также кино-, театральные постановки и радио спектакли) как «Гибель 31-го отдела». Шедевральное предостережение в начале условно тишайших 80-х теперь обрело реальность. Однако, исследованию этой проблематики на примерах мы посвятим отдельную статью.

Гражданские права и аргументы сторон

Об опасности электросамоката

В Петербурге с 8 июня организовали бесплатную горячую линию по проблемам с электросамокатами: 8-8003505493. Ожидают сообщения о нарушениях парковки самокатов «в неположенных местах». А также голоса обиженных бабушек и дедушек диспетчер фиксирует и передает операторам компаний кикшеринга, с которыми местной администрацией (на особом совещании в комитете по транспорту достигнуто соглашение). В части ограничения скорости действует, казалось бы, безупречный аргумент: «велосипедисты при столкновениях на тротуаре, в худшем случае, ломают руки и ноги, то самокатчики получают куда более серьезные травмы». Поэтому скорость в местах с большим скоплением людей пытаются ограничить аппаратными средствами до 10 км/час. Бабушке (а жаловаться и обсуждать/осуждать, а также и голосовать они любят – мнение без всякой отрицательной коннотации), не торопясь следующей по тротуару, родителям с коляской, маленьким детям, инвалидам немудрено испугаться, когда рядом «внезапно» проносится некий «болид», и стремительно исчезает «за горизонтом» или в толпе. Невозможно понять по его спине ни «номера» и принадлежности конкретного самоката к компании, оказывающей услуги. Как жаловаться, с какими «установочными данными»? Еще хуже, если человек на самокате на скорости сбивает своим «болидом» пешехода, тут могут быть травмы, несовместимые с жизнью, и исчезает на манер недобросовестного водителя, оставившего место ДТП после наезда или столкновения. Да, электросамокаты опасны, а их пользователи и, главное, другие пешеходы, не ожидающие наезда, не застрахованы от серьезных травм, чаще всего головы. Эти аргументы можно услышать. Но… исполнительная власть всегда идет предсказуемым и самым простым для нее путем. Они не озабочены созданием условий для «классических» пешеходов и пешеходов на электросамокатах, юридически пока тоже приравненных к пешеходам. Велодорожки, появившиеся, к примеру, в Финляндии повсеместно в 60-х гг. ХХ века, в Петербурге стали появляться в 2015… Зато у нас, наверное – я не видел, много ракет… И даже теперь они – скорее исключение, далеко не везде. что. Пока пошли привычным путем ограничений – скорости, возраста арендатора услуги, и др. Но… скажите честно – чья это проблема? Гражданина или власти, которая должна создать условия, а потом уже требовать, в том числе – привлекать к ответственности при достаточных и конкретных основаниях, установленных законом? Пока это проблема – в основном – власти, но она привычно перекладывает ее на граждан, в том числе действует через подконтрольные администрациям СМИ, чтобы возбуждать общественный резонанс и управлять им. Так эту ситуацию вижу я, и не только.

Безопасность несовершеннолетних

Сегодня добровольно-принудительно работают над тем, чтобы установить в правилах пользования сервисом, ограничение по возрасту. Таковы требования представителей следственного комитета и администраций регионов после ряда трагедий, столкновений, совещаний: должен быть утвержден возраст, с которого можно пользоваться кикшерингом как услугой. Те же заинтересованные во власти стороны приводят аргументы, будто «у шеринговых самокатчиков не вырабатывается достаточный опыт использования этого транспорта». Но это, на мой взгляд, уже второстепенно. Опыт достигается тренировкой. Это и «коню понятно». Нет условий, скоростных выделенных и безопасных трасс, нет и опыта. Пользователь смартфона, может быть идентифицирован в приложении в части возраста, если сотовый телефон (sim) зарегистрирован на него. Это просто – когда смартфон без возможности замены «карты», к чему тенденциозно стремятся все производители современных сотовых аппаратов – им тоже, при надобности, так проще контролировать и блокировать, в том числе по требованию «органов». Но ежели нет? Несмотря на то, что государство, в частности правоохранительные органы, включая ФСБ, ведут декаду лет борьбу с «серыми сим-картами» сейчас возможности иметь таковую все еще открыты. «Если парень не дурак, попробуй уличи его» («Похождения бравого солдата Швейка». Я. Гашек).

Свобода предпринимательства

Понятно, что в обществе должен быть соблюден баланс интересов граждан. И это тоже забота государства, сиречь власти, которой нередко манкируют. В этой ситуации, когда условия не созданы, предприниматели говорят о том, что бездумные и одиозные ограничения «сверху» уничтожат бизнес, и в этом есть разумное зерно. Если «давить» ограничениями, как поступит гражданин, особенно в этой стране, с ее небезупречным опытом от крепостного права до паталогического недоверия к власти и временами саботирования ее непродуманных решений? Кризис доверия социальных страт виден повсюду, даже в теме «прививок». Итак, желающие передвигаться быстрее, логично перейдут на индивидуальные электросамокаты, контролировать аппаратными, программными и в целом принудительными, методами их скорость невозможно. Сотрудник ГИБДД с «радаром» на тротуаре – такой сюжет не приснился даже А. Хичкоку. Можно, как писал выше, и даже обоснованно запретить «ватрушки», ножи, стеклянные бутылки, да и автомобили – все они в определенных обстоятельствах представляют опасность. Итак, тут проблема кризиса доверия. Которую власти не решают годами. Или в таком формате персоналий, общественно-государственных отношений не могут ее решать. Тут вспоминается определение из школьного учебника истории – «государство – это организация насилия над трудящимися». Ну, что же, принимаю и это. А люди – всегда люди. Примерно так же в начале ХХ века «ломали копья» и злословили против автомобилей и трамваев, относительно недавно поток претензий захватил приезжих водителей такси, досталось и каршерингу, а теперь и кикшерингу достается от «общественного мнения», но всегда ли оно объективно, с учетом всего сказанного выше, и других, пусть и скрытых, но влияющих на ситуацию аспектов, мотивов, заинтересованности.

А самое главное – люди

А люди больше всего любят, когда их любят. Этот психологический пассаж не нов, но актуален. И именно этим путем следует идти, восстанавливая пошатнувшееся доверие. Если искренне хотеть им идти… У граждан тоже есть проблема. Самая главная проблема – отсутствие культуры. Почему так? Да потому, что в России, за небольшим исключением, в ретроспективе никогда не было социального демократического опыта. Не спешите осуждать и писать злобные комментарии. Поясню свою мысль. 90-е годы ХХ века, на мой взгляд, это еще не демократия, процесс которой инертен, его нельзя ожидать вдруг, как и само окультуривание. У нас не было социального опыта, чтобы думать не только о себе, но не номинально уважать права других в социуме. Что думает гражданин, лавирующий и дефилирующий на электросамокате с большой скоростью в потоке пешеходов, в том числе детей? «Я успею», «проеду», «отверну», реже – но это индивидуально – «а, пронесет», авось». То же, что думает и водитель автомобиля, проскакивая перекресток на желтый или не притормаживая перед пешеходами. Это знакомо так или иначе. Что думает гражданин, воспитанный в России, читая статью, пост или даже выслушивая чужое мнение? Возьмем типичный вариант, понятно, что есть разные ситуации, те же граждане в разное время ведут себя по-разному, сиречь есть исключения, ибо как писал «лев наш николаевич толстой»: «Одно из самых обычных заблуждений состоит в том, чтобы считать людей добрыми, злыми, глупыми, умными. Человек течет, и в нем есть все возможности: был глуп, стал умен, был зол, стал добр, и наоборот. В этом величие человека. И от этого нельзя судить человека. Какого? Ты осудил, а он уже другой. Нельзя и сказать: не люблю. Ты сказал, а оно другое…». Гражданин слушает и читает все это не для того, чтобы понять, а для того, чтобы ответить. Поэтому так много отрицательных комментов в сети. То, что раньше в доинтернетную эпоху, кричали в деревнях «через улицу», теперь пишут в сети. Но суть-то человеческая не меняется в веках… Это лишь два момента из очень многих, определяющих культуру человека. Надо ли было бы запрещать или ограничивать движение в части электросамокатов и кикшеринговой услуги, если бы сами граждане соотносили свои возможности и желания с ситуацией вокруг – с правами и желаниями других таких же – равных по конституции граждан, живущих и идущих рядом? Почему проблемы в таких масштабах не существует в Испании, Финляндии, Германии – где я недавно тоже бывал, и имею некоторые журналистское общение с коллегами. Там проблемы самокатчиков не существует. Есть велодорожки почти повсеместно. Есть уважение к праву другого. Есть понимание ответственности. Есть не номинально – для подобострастных, предсказуемых и «верных» («верные есть – умных не надо»), а реально действующие для всех социальные лифты. Поэтому есть уважение и, главное, доверие к власти. И очень мало нашего русского «авось, пронесет». Отсюда - проблема не в самокатах (полуавтоматический механизм – никому не мешает), а в людях. А других людей у нас нет – и они не прилетят к нам с Луны. И что же делать с этим «культурным» «материалом»? Все чьи-то родители, дети, братья и сестры, и все видят – что происходит вокруг. Считать другого дурнее самого себя – не принято. Опять же потому, что в обществе патологический кризис доверия социальных страт. Перемена мнений, в том числе в части культуры, очень длительный процесс, растянутый не на одно поколение. Поэтому, дорогие мои, проблема с самокатами, так или иначе войдет в правовое русло. Но проблема личного восприятия другого, сензитивности к его праву, мировоззрению и поступкам, останется еще долго. И ни самокаты, ни ограничения, ни еще будущие новости, инфорповоды вроде личных ракет «космического» масштаба, массово бороздящих околоземную орбиту и «мешающих» друг другу не изменят ситуацию. Пока мы не будет думать не только о себе.



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar