«Обработка» врача: ОБЭП и контрразведка
22.06.2021 11:56

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 1

Евгений КУЗНЕЦОВ, врач ГКБ №2, Ижевск


Как это делается у нас в Ижевске (неужели и до нас докатилось?)

Вот какой любопытный казус приключился со мной 22 апреля 2021 г., в день рождения Ленина.

Утром, по дороге на свое рабочее место, как всегда, захожу в приемный покой терапии поздороваться с коллегами и застаю их в смятении. С их слов, ночью в приемный покой к дежурному доктору (а дежурил мой друг) пришли не только страдальцы и больные, но и некие лица с удостоверениями. Просидев в приемном покое всю ночь, эти лица настойчиво к чему-то склоняли моего коллегу, а утром и вовсе увезли его куда-то с собой. «Эвона как!» – удивился я и пошел исследовать пациентов на УЗИ.

Часа через два зазвонил телефон – в трубке голос того самого коллеги: «Ты на месте? Зайду, жди». Стало еще интереснее. 

Наконец в коридоре у моего кабинета появляется коллега. В руках у него предмет из 90-х годов – раритетная дерматиновая барсетка достаточно крупных размеров. Где он взял эту винтажную вещь, и на кой ляд она ему нужна, и что он туда положил, если раньше всегда обходился карманами халата, - опять удивился я и впустил его в свою ординаторскую. И тут стало, как говорила Алиса, еще чудесатее. Широким жестом со словами «это тебе!» коллега извлек из кармана пачку новеньких пятитысячных купюр и положил их на мой стол. Я не просто удивился – я офонарел, охренел, остолбенел и так далее по нарастающей. Со мной случилось когнитивное расстройство: в руках моего коллеги таких денег ранее я никогда не видел. 

«Это за что?» – робко вымолвил я, пытаясь вспомнить, кто и за что среди коллег мне должен. Коллега неопределенно пожал плечами – мол, и сам не знаю. «Ну и иди отсюда», – сказал я и отворил дверь: аудиенция окончена. Нисколько не удивившись моей грубости и даже, похоже, обрадовавшись, коллега молча собрал купюры со стола и спокойно удалился к себе.

Через некоторое время вновь звонок от коллеги: «Зайди ко мне». Захожу в его кабинет: та же самая барсетка на видном месте – прямо талисман какой-то. Теперь предметом искушения была избрана бутылка коньяка в пакете. «А это-то за что?» – устав удивляться, спросил я. «Это за того МЧС-ника!» – отрапортовал коллега и сел на стул. Я тоже присел на диван. Помолчали. И тут мое терпение лопнуло. Придвинувшись к барсетке, я отчетливо сообщил ей, что, во-первых, мы Родину не продаем, во-вторых, мзды не берем и, в-третьих, нам просто за державу обидно. Пожав с коллегой друг другу руки, на том мы и разошлись – лечить больных.

Так вышло, что некоторое время спустя мне пришлось отлучиться домой закрыть задвижки, о чем я утром позабыл. Не успел я и рук помыть, как зазвонил телефон и грубый мужской голос произнес следующее (воспроизвожу его речь дословно!): «С вами говорит заместитель главного врача министра здравоохранения(!). Срочно вернитесь на рабочее место!». 

Читатель! Ну что мешало сотруднику МВД просто представиться? Мистификация оказалась так себе. Тяга к значительности и незнание реалий организации нашего здравоохранения подвели говорившего: с тем же успехом он мог представиться и отставной козы барабанщиком. Поэтому пришлось объяснить ему, насколько он неправ. Однако сразу за этим звонком последовал и другой – уже настоящий начмед нашей больницы настоятельно просил меня немедленно вернуться на рабочее место.

В больнице меня поджидала уже целая бригада оперов-правоохранителей. Меня посадили в машину и повезли в «отдел». В кабинетах же отделения начался шмон. К сожалению, подробностей я не знаю, т.к. в это время ехал в машине с операми. 

В машине опера принялись меня «обрабатывать». Для начала мне сообщили, что они умней меня, поэтому меня и переиграли, а также изобличили все мои коварные планы по подрыву обороноспособности нашей страны. Особенно способствовал изобличению «тот цирк, который мы устроили с нашим коллегой». Стало понятно, что они очень огорчены моим нежеланием брать чужие деньги непонятного происхождения, и что им крайне не понравилась моя речь, сообщенная звукозаписывающему устройству в раритетной барсетке. 

«Обработка» продолжилась в ОБЭП при участии военной контрразведки(!): мне предлагалось во всем сознаться самому, пойти на сделку со следствием, и тогда я отделаюсь условным сроком и останусь на своей работе, а если нет – сяду года на четыре в тюрьму. На мой вопрос, в чем надо сознаваться, мне ответили, что я фальсифицирую акты обследования здоровья призывников, проходящих освидетельствование. На мое возражение, что никак не могу это сделать, т.к. не имею никакого отношения к написанию этих актов, мне сказали, что мой авторитет столь велик, что я любого врача в любой больнице заставлю написать что угодно. Я постарался объяснить сотрудникам МВД абсурдность их угроз. Тогда, по-видимому, исчерпав набор страшилок, опер принялся кричать: «Молчать!» и стучать кулаком по столу. На это я заметил: «Так молчать или признаваться?» И тут опер страшным голосом произнес: «Тебя же коллеги неоднократно просили уволиться из этой больницы! Что же ты, …, не увольняешься?» И мне стало неинтересно и мерзко. Так бы сразу и сказали: увольняйся, падла… Сколько ненужных и нелепых телодвижений.

Характерно, что в ОБЭП никаких протоколов моего допроса никто не вел. Утомившись, опера отвезли меня в Следственный комитет, что на улице Карла Маркса, где меня опросили обо всем происшедшем под протокол. В протокол вошли и эпизоды с провокацией, попыткой всучить мне взятку, и угрозы. Когда мои объяснения были напечатаны и мной подписаны, я поинтересовался, что делать дальше. Ничего, ответили мне, идите домой. И все? Все. Это была проверка. И все же хотелось бы знать – кому надо, чтобы я уволился из больницы, где прошла большая часть моей сознательной жизни?

Может, напрасно я мзды не беру? И зря мне за державу обидно?

Вся эта эпопея отняла у меня 8,5 часов жизни.

Оригинал


Картинка для привлечения внимания и как бы иллюстрация к произошедшему: Сальвадор Дали «Искушение святого Антония», 1946



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar
В данное время быть честным всё равно, что быть белой вороной в стае!
avatar