18.06.2017
Полицейских надо беречь
Знакомый омоновец несколько лет назад говорил: «Не понимаю, зачем нас гоняют на эти митинги. Нас не учат поддерживать общественный порядок, нас учат жёстко ломать, и мы по-другому не умеем…»

Фома НЕВЕРОВ


Журналисты теперь наперебой делятся видеороликами, фотографиями и собственными впечатлениями от «зверств ОМОНа» 12 июня. Чёрт побери, а ничего другого быть не могло. Ребят учили пресекать массовые беспорядки. Это когда разъярённая толпа переворачивает и сжигает машины, колотит бейсбольными битами друг друга и стеклянные витрины, в общем занимается всеми теми бесчинствами, которых на митингах оппозиции не было.

Тем не менее, омоновцам приказали действовать. И они действовали – профессионально, слаженно, в чём-то даже красиво, для особых эстетов. Только необходимости в этом не было. Отряды особого назначения должны были находиться в повышенной готовности, но охранять мирное, пусть даже несогласованное шествие положено совсем другим подразделениям. Жёстко «ломать» людей за то, что они гуляют по улице – до этого только наши старшие офицеры могли додуматься, или кто там призван думать за них.

Читаем новости и делаем выводы. В 2017 году зарплатный фонд полицейских, работающих «на земле», будет урезан. А это опера, и те же патрульные, те же омоновцы, а к ним ещё следователи и дознаватели. При этом зарплату полицейскому руководству повысят.

«В СКР на каждого следователя приходится один руководитель или координатор. В МВД ситуация чуть получше: на двух «земельных» работников — один координирующий, управляющий или обслуживающий», - сетует эксперт.

В результате в стране массово не хватает участковых. Должность эта и раньше была не самой престижной, а сейчас грозит вымиранием. Оставшиеся участковые берут на себя по нескольку участков, в итоге не успевают ни на один или не работают вовсе. После расстрела четырёх человек в подмосковном посёлке на ток-шоу одного из федеральных каналов постоянный заседатель высказался в том духе, что наказать нужно участкового, не уследившего за чёрным копателем. Но, продолжил мысль заседатель, участковых не хватает, и уследить они не могут, поэтому винить некого.

Вдобавок ко всему модным стал «троллинг» ментов. Студент первого курса юрфака или другой бездельник, выучивший пару статей Закона о полиции, радостно бежит с камерой приставать к патрульным, гаишникам, оперативным дежурным. Те, чудом уцелевшие при аттестации, не находят ничего лучшего, как задержать тролля, или как-то иначе нарушить его права.

Что происходит дальше: высокие полицейские чины поясняют удивлённой публике, что сотрудники вели себя спокойно и грамотно. Чины понимают: удержать свою расхлябанную армию можно только разрешив им немного беспредельничать. Не представился, таскал за шиворот ребёнка, бил каких-то студентов и правозащитников. Не страшно. Ты был спокоен, грамотен, и не задавался вопросом, почему твой начальник ездит на «Мерседесе» C-класса. В общем, всё, что от тебя требовалось.

Никогда ещё силовики в России не получали такого обильного финансирования. И если огромное количество проблем в армии решить удалось, пусть даже ценой сгинувших миллиардов и смешных домашних арестов, то полиция, следственный комитет и прокуратура получили неплохой массив законов с негласным разрешением их не выполнять.

Грандиозная реформа с переименованием и переаттестацией плюхнула и лопнула, как презерватив с водой, сброшенный с девятого этажа. Полиция лишилась лучших кадров, а пошлый постулат «там работает много честных профессионалов» растерял свои последние смыслы. Честный профессионал не нужен системе, и что он там делает – непонятно, потому что сделать ничего не может. В конце концов, за идею работать никто не обязан – работают всегда только за деньги. А деньги перераспределяются в пользу руководства, а руководство отправляет ОМОН разгонять мирные шествия.

Государство научилось нехитрому трюку: пугать гражданской войной, сеять в обществе ненависть и стравливать между собой разные социальные группы под знамёнами единения и стабильности. Это ведро оксюморонов, перевёрнутое на головы общества, имеет отличное действие: общество клянёт «мусоров», полицейские звереют, высоким чинам по фигу и некогда, - им надо пилить, делить, и строить свои особняки.

Вечером на лестничной площадке вы встретите соседа-омоновца, пожмёте руку, и даже не вспомните, как ещё днём негодовали, видя в сюжетах «Дождя» или РБК визжащих от боли женщин, или школьников, отоваренных резиновой дубинкой. Этот ваш соседский мент – он отличный мужик, и ваши жёны дружат, и вы в прошлом году семьями ездили на рыбалку, отлично посидели.

Как-нибудь за рюмкой вы спросите: «Послушай, сосед, а зачем ваши такое творят? Разве иначе нельзя было?» Он отмахнётся и ответит что-то вроде «ну их всех…» И сам вряд ли поймёт, кого имел в виду.

Сможет ли государство провести реальную, не бутафорскую реформу одного из главных своих институтов? Пока правоохранителям больше вставляют палки в колёса. Воинство контролёров и проверяльщиков растёт, ничего они толком не проверяют и не контролируют, но исправно мешают работать. В этом, кажется, выражается весь коллапс государственной машины: она не заводится. У неё разряжен аккумулятор, двигатель разобран и валяется по гаражу, а водитель упрямо поворачивает ключ зажигания, иногда выходит и пинает по колёсам. И эти гаражные ворота, они уже закрыты снаружи.

Резюме выйдет, наверное, странным, но хочется призвать общество беречь полицейских. Не забывайте, что вы вместе ходите на рыбалку. Не поддавайтесь на провокацию, не ищите новый образ врага. Полиция сейчас такая, какая есть. Их кидают с положенным по закону жильём, им режут зарплатные фонды, и вся их работа организована так, чтобы никакой работы не было, а была послушная гвардия, готовая с удовольствием лупить студентов. Наша общая задача - найти подход друг к другу, не довести ОМОН до состояния "Беркута", и показать, что отечественные "титушки" подставят не хуже украинских, тем более что это те же самые люди.

Требовать от участкового реформировать самого себя нелепо. Вся полиция пыталась себя реформировать, и мы видим итоги. Большинство из них не на своём месте, а само место подразумевает что угодно, но не эффективную работу по защите граждан.

Нельзя же, в конце концов, надеяться, что в государстве без государства, в стране с управлением путём прямых линий, одна из структур будет действовать отлажено и чётко. Там, наверху, понимают, что отлаженность рано или поздно может повернуться против них, а к этому они давно не готовы.

Фома Неверов / 199 / Admin / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. Но могут и совпадать.
Сделано с умом. РА "Автор" +7-960-928-6111 © 2015