05.03.2016
Минуту тишины
Мы разговаривали с настоятелем крупнейшего за Уралом православного храма – отцом Александром. И вот я мягко, чтобы не задеть православных струн, говорил отцу Александру:

- Наверное, эмм... в другой стране архитектор, построивший самый большой храм в региональном центре, и вообще один из главных на Родине, жил бы, эмм... по-другому. Не в нищете бы жил.

И священник со мной соглашался.


Фома НЕВЕРОВ


Вообще епархия – первая организация, откликнувшаяся на публикацию «Не частный случай». Ещё спустя неделю пришли две юные барышни из соцзащиты.

Меня пригласили поприсутствовать. Спрашивают: на какую материальную помощь рассчитывают родственники пациентки?

Родственники пациентки растерялись, им сейчас на средства по уходу в день 500-1000 рублей требуются. Плюс лекарства, еда, квартплата. А всего дохода - 25000 пенсии двух инвалидов.

Я спрашиваю: девчонки, а вы подскажите, на что может рассчитывать инвалид в такой ситуации; чем ваш собес обычно помогает?

Девушки замялись, потом одна выпалила:

- Ну, смотрите: у нас сейчас людям после пожара - это когда вся квартира выгорела - выдают 10000 рублей. И всё. Так что сами понимаете...

Да, говорю, понимаю.

А пресс-служба губернатора между тем невозмутимо сообщает о том, что за прошлый год, например, кузбассовцам вручено 2830 средств реабилитации. И вручают торжественно, с чаепитием. Вы мне напомните, я вам в конце про чаепитие расскажу.

Раиса Васильевна, супруга знаменитого кемеровского архитектора Геннадия Максимовича Некрашевича, попала в лучшую городскую больницу номер три в начале января. Всего лишь с высоким сахаром. Родственники в то время ещё не умели сами измерять сахар и регулировать его уровень в крови уколами инсулина. Иначе и больницы не было бы.

Раиса Васильевна была тяжёлой лежачей пациенткой. Лежачей – это когда почти без сознания, когда утку нянечки носят. И в ночь на 23 января Раиса Васильевна попыталась ночью докричаться до нянечек. Долго кричала. Не вышло. Попыталась подняться и пойти в туалет самостоятельно. Упала и сломала шейку бедра. В нашей стране этот диагноз на фоне астмы и тяжёлого сахарного диабета – почти приговор.

Травматолог Фёдоров А.С. наложил гипс только через сутки после травмы, после того, как дождался обещания родственников купить ортез – дорогое реабилитеционное средство. Купить надо было в специальной аптеке по рекламному буклету, которые раздаёт травматолог Фёдоров. В соседних аптеках такие же приборы дешевле на 700 рублей. Знакомые доктора рассказывают о штате «медпредставителей», которые курируют больницы и поликлиники, раздают такие красочные буклеты и платят потом положенные откаты. Впрочем, я рассказывал об этом, и чёртова мнительность ничего ещё не доказывает.


Геннадия Максимовича не пустили на освящение построенного им Знаменского собора в 1996 году. Там присутствовал патриарх, губернатор, и простому архитектору в этой компании делать было нечего. Не страшно, - постоял рядом, посмотрел, порадовался и побрёл себе домой. Так вышло, что зодчий самого величественного в Сибири храма не получил за свою работу почти никаких денег. И обещанной епархией квартиры тоже не получил, и не получит уже никогда. Ну, он-то не жалеет, он свой храм построил.


А Раису Васильевну после травмы в лучшей городской больнице №3, конечно, спешно выписали в тяжелейшем состоянии. Ни к чему славной клинике такие проблемные пациенты. В семье начался локальный ад. Дочь Раисы Васильевны, сама больше года бегающая по врачам, бросила работу и переехала к матери, чтобы каждые полчаса менять памперсы, пелёнки, делать присыпки и уколы, выполнять все просьбы стонущей от боли матери.

Районная поликлиника №12 отнеслась к ситуации деликатно: отказала во всякой помощи. С трудом удалось вызвать дежурного терапевта, которая на пороге заявила, что «ходит только по гриппу» и ушла. Грипп же кругом. После нашего визита к завотделением и главврачу Раису Васильевну дважды посетил хирург, посоветовавший обрабатывать тяжёлые пролежни обычной водкой, и пульмонолог. Больше в течение месяца никого из врачей зазвать не удалось.

Но в карте больной, как ни странно, появились записи о трёх визитах терапевта, о регулярном посещении больной неврологом. Эти бестелесные доктора отметили у Раисы Васильевны «видимые улучшения» и «отсутствие жалоб».

Наверное, если бы Геннадий Некрашевич, построивший крупнейший за Уралом собор, отдавший этой стройке семь лет жизни, жил в другой стране, он бы смог теперь поездить по миру. Ему, архитектору, большому мастеру, интересно было бы увидеть шедевры итальянских своих коллег. Это если бы в другой стране.

Наверное, в другой стране девушки из соцзащиты не отводили бы стыдливо глаза на вопрос о том, на какую помощь может рассчитывать нищая семья с лежачим больным. Семья, у которой заслуг поболее, чем у кемеровского губернатора, по инициативе которого всходит и заходит Солнце.

Я вам напомню: 10000 (десять тысяч) рублей – это максимальная помощь людям, у которых выгорела вся квартира. Полагаю, показное чаепитие с замом губернатора обойдётся дороже.


Раиса Васильевна умерла 23 февраля 2016 года. Скорая помощь отказалась везти женщину в больницу. А потом другая «скорая» более трёх часов не могла приехать на освидетельствование смерти. Праздник, 23 февраля, люди мрут чаще, чем обычно. Пришлось врать диспетчеру, что ещё у одного родственника сердечный приступ. Только тогда и приехали.


Потом, на поминальном обеде, Геннадий Максимович пил только чай. Словно в знак солидарности с этими вездесущими замами губернатора. А теперь знаменитый в прошлом архитектор ежедневно вечерами расстилает постель супруги, а по утрам – заправляет.

Вы, господа патриоты, государственники, православные активисты и прочая примкнувшая к власти шушера, замолчите на минуту. Умерьте громкость воплей на ток-шоу центральных телеканалов, где вы обсуждаете, какая Россия могучая и как нам всех нужно победить. Захлопните свои «прямые линии», на которых старушки плачут, заслышав голос президента/губернатора/мэра. И вы, губернаторы с президентами, на одну минуту заткните фонтаны своих речей о поддержке стариков, инвалидов, детей.

Потому что где-то в Сибири есть архитектор Геннадий Максимович, отдавший лучшие годы жизни строительству роскошного Знаменского собора, который вы, окружённые охраной, любите навещать в большие церковные праздники. И Геннадий Максимович ежедневно расстилает и заправляет постель своей покойной супруги, которая вам была так же не нужна, как миллионы других стариков в этой проклятой богом стране. Теперь ему, седому и нахмуренному, содержать на свои 12000 рублей пенсии внука и больную дочь.

Ещё Геннадий Максимович что-то тихо бормочет себе под нос. Так заткнитесь на минуту, дайте ему договорить.


p.s. – Уже после смерти Раисы Васильевны на электронную почту редакции пришло письмо от руководителя городского управления социальной защиты населения Евгения Павлова. И второе письмо – от подчинённых г-на Павлова. Подчинённые сообщают, что 24 февраля (на следующий день после смерти) Раиса Васильевна отказалась от материальной помощи.

Сам Евгений Павлов говорит о том же: заявитель отказывается от адресной социальной помощи, и даже от услуг соцработника отказывается.

Я присутствовал при единственном разговоре сотрудников соцзащиты с родственниками Раисы Васильевны. Конечно, от помощи и услуг соцработника они не отказывались. Видимо, чиновники не поняли, что перед ними журналист. Наверное, врать и плевать в лицо – особая российская традиция.

Но хотя бы господин Павлов, хотя бы травматолог ГКБ №3 Фёдоров, хотя бы завотделением поликлиники №12 с позором покинут свой пост. Если в этом мире, в этой стране ещё остались люди.

Фома Неверов / 844 / Admin / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 2
avatar
0
1
Все так живут. Никакие заслуги у нас не считаются, если ты не близок к системе.
avatar
2
Я здоровый без меланхолических проблем мужик, но я плакал читая. В Кузбассе проблем нет по определению. Нельзя волновать престарелого губернатора. Специально для него и газеты выпускаются беспроблемные: над Кузбассом чистое небо. И так будет всегда, пока с нами солнцеликий Амангельды Молдагазыевич.
avatar
Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. Но могут и совпадать.
Сделано с умом. РА "Автор" +7-960-928-6111 © 2015