01.09.2017
Взяться за руки и разойтись
Кирилл Серебренников очутился под домашним арестом. Всегда в таких случаях идут на ум сравнения. Например, какая-то тётка за кражу многих миллиардов тоже сидела под домашним арестом, писала вирши, мазала безвкусную мазню, и даже, говорят, ходила по бутикам. Тётка-графоманка и всемирно известный режиссёр. Паршивое сравнение, вы правы.

Фома НЕВЕРОВ


Тут вдруг возникла интеллигенция и разделилась на два лагеря. Одни, которые «доверенные лица», говорят: идите в жопу, у нас своих дел полно. Другие, как правило имеющие к искусству отношения несколько большее, и даже затесавшаяся к ним попсота, отвечают: вы все уже в жопе. Мы все там. Давайте выбираться. Подпишите петицию. Не берите денег. Не пожимайте руки, откажитесь от наград. Вы не рабочий стол, чтобы каждый пользователь мог на вас иконки размещать.

Или вот кузбасский автор, театрал Андрей Новашов публикует как всегда блестящий текст о ситуации с Серебренниковым, и настаивает на таком выводе:

«Просматривая в соцсетях ленты «фрэндов», заметил, что у одних почти половина постов про Серебренникова, а на страницах других эта фамилия вообще не встречается. Объяснение простое: первые интересуются современным театром и кинематографом, у вторых другие приоритеты».

Полагаю, это фигня. Простые объяснения могут выглядеть совсем иначе. Дело вовсе не в том, является ли Серебренников нравственным камертоном или не является. Или насколько обертоны самого известного современного российского театрального режиссёра могут расшатывать государственное устройство.

Все сравнения со сталинизмом, простите, тоже в топку. Сталинизм был религией, нынешнее «государство» использует и веру в бога, и веру в себя всего лишь как ширму. Плевать ему на земные поклоны подданных.

Но всякий мыслящий человек, высовывая голову в информационное пространство, сталкиваясь с проявлениями «государства», чувствует дикую враждебность. Если у тебя есть возможность отшутиться – ты отшучиваешься, и снова прячешь голову, возвращаешься в собственное privacy, сам решаешь насущные проблемы.

«Власть четко обозначила: сдохнете — так сдохнете, а выживете — вам повезло, мы помогать или мешать не будем, вы нам не нужны», - сказал сам Серебренников в своём интервью. Он-то про театр, а мы – про всё.

И вот эта жующая, блюющая, скрежещущая махина переваривает всё подвернувшееся под руку, и твой лучший выход – никак с ней не взаимодействовать. Если не сожрёт, так потреплет или замарает своими испражнениями, поскольку ничего больше не производит.

Ты узнаёшь об аресте Серебренникова. Первое, что приходит в голову: «бл…, этого-то за что?» И снова хочется в своё гнездо, к любимым людям и делам, к семье и коту. Чтобы успеть сделать задуманное, отлюбить любимое, потому что никто уже не застрахован. Махина жрёт и блюёт, не забывайте.

Сцена из спектакля "Мученик" К.Серебренникова


Но к тебе стучатся в окошко на 14-м этаже, и с присущей интеллигенции роковой интонацией требуют: подпиши, сука, петицию. Ибо вчера приходили за теми, ты молчал, позавчера за соседями, ты смолчал, а завтра за тобой придут. Пора бы, между прочим, выдумать новые формулы, эта затаскалась, как старая кукла.

Ладно, подпишу петицию, - непонятно о чём и непонятно зачем. Вернее, зачем – очень даже понятно. Ваше «государство» только и ждёт этих петиций. Божеством оно себя не чинит, но азиатскую похотливую страсть к массовым минетам удовлетворять любит. Порой даже, закурив после короткого старческого оргазма, готово простить, помочь, или что вы там ещё просили.

И снова к вопросу: «почему у одних половина постов, а другие игнорируют?» Нет, совсем не потому, что не интересуются современным искусством. Те, кто игнорирует по этой причине, они вообще всё игнорируют, им хоть Серебренникова арестуй, хоть Бабкину расстреляй, - поохают или позлорадствуют, и забудут. На улице обижают ребёнка, а они, прежде чем вступиться, вглядываются, знаком ли этот ребёнок, правильные ли у него черты лица, красив малыш или неопрятен и чумаз. Потом машут рукой и проходят мимо.

Андрей Новашов:

Несмешная матрица и "деликатные методы"

Причина может быть куда проще: первые решили для себя, что нынешняя истерия – это правильно, это в помощь. Вторые, как уже было сказано, рычат: «за что этого-то?» и – тут уже начинаются индивидуальные продолжения, этакие режиссёрские финалы. Кто-то справедливо разочаровался в любых призывах интеллигенции, которая вечно строит из себя непорочную деву, а на поверку пи*дит всё, что плохо лежит, балуется наркотой и даёт каждому бродяге с червонцем в кармане.

Другие думают о себе и близких, потому что махина временно срыгнула Серебренникова под домашний арест, но жрать не перестаёт. Третьи замышляют что-то, суют в стозевную пасть ломы, кирпичи, отбегают и наблюдают. Четвёртые боятся, что их подставят. А подставят их в любом случае.

Ответа на вопрос «что делать?» у меня нет. Как только появляется в России этот вопрос и даются на него ответы – жди беды. С одной стороны, не надо ничего брать, потому что ты сразу на крючке, и с какой дури тебя могут выудить – никто не знает. С другой стороны, ты же не у них берёшь, мы же не идиоты, чтобы проглотить эту формулу про девушку и танцы. С третьей – берёшь ты или не берёшь, всегда можно найти повод. Попросят закурить и дадут в морду, отнимут часы и кошелёк, а самого в каталажку. И те, кто не берёт, рискуют больше, потому что изначально пожелали быть вне системы, сами записались врагами.

И совсем не важно, повинен режиссёр Серебренников в махинациях или нет. Каждый, кто сталкивался с государственными подрядами, знает: там действует презумпция виновности. Там тебе могут заплатить или кинуть тебя, или заплатить половину. Там нельзя играть честно, - даже в суровом российском бизнесе можно по-честному, а с «государством» – нет. Поэтому оно будет везде в кавычках.

Режиссёру Серебренникову я готов поверить на слово хотя бы за один только фильм «Ученик». Не в то поверить, что он там поимел или не поимел с махины. Я верю в то, что это талант, который должен успеть сделать задуманное, и те, кто запирает его – даже под домашний арест, - крадут минуты, часы, дни у большого художника, а значит, у всего человечества, а значит, у меня. Настоящий художник в сортир должен отбегать на долю секунды, он не имеет права на личную жизнь, друзей, сон, у него, сука, миссия. И тут приходит какой-то прокурорский бездельник, и вместе с другими безвестными пустыми людьми распределяют талант по порциям.

Говорите, надо объединяться, отстаивать, поддерживать? Тут и возникает загвоздка. Вы, скорее всего, сможете отстоять Серебренникова, вам поделом и честь. Но письмо Вырыпаева уже не поддерживает почти никто. И за наградами пойдут, и насквозь порочную систему господдержки культуры крушить неохота.

А это – не объединение. Это называется взяться за руки и пойти каждому по своим делам.

Фома Неверов / 92 / Admin / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. Но могут и совпадать.
Сделано с умом. РА "Автор" +7-960-928-6111 © 2015