23.04.2016
[www] От России миру — ни жарко, ни холодно
Россия в ближайшие дни подпишет Парижское соглашение — новый международный договор по борьбе с глобальным потеплением климата. Дело это со всех сторон благородное, однако, к предложенным в нем методам и расчетам у нас, профессиональных экологов, есть вопросы. И без правильных ответов на них мы неизбежно придем к печально известной формуле «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Роман ПУКАЛОВ, "Зелёный патруль"


Основная идея Парижского соглашения, пришедшего на смену Киотского протокола, заключается в снижении выбросов газов, которые провоцирует так называемый парниковый эффект. В России объем этих выбросов по сравнению с уровнем 1990 года упал примерно на треть к 2010 году, и продолжает сокращаться. При этом наша страна является одним из крупнейших поглотителей CO2 — у нас огромные территории покрыты лесами и другой, именно, зеленой растительностью. Фактически, Росси является одним из мировых доноров кислорода и переработчиком углекислого газа за счет фотосинтеза растений.

Обобщая, от России миру ни жарко, ни холодно — наш вклад в глобальное потепление где-то около ноля, либо наша растительность перерабатывает парниковых газов больше, чем выбрасывается в атмосферу на нашей территории. Тем не менее, в международных рейтингах наша страна стабильно входит в пятерку крупнейших производителей парниковых газов. Дело в том, что зарубежные эксперты при своих расчетах учитывают только леса и совершенно «забывают» о том, что степи, кустарники и даже зеленая растительность в населенных пунктах тоже поглощают углекислый газ.

Подобная статистическая «погрешность» может иметь для России высокую цену.

Так, уже предполагается введение углеродного налога, как меры, стимулирующей к более экологичной промышленности. Сам по себе новый сбор проблему выбросов в глобальном плане не решит — зато серьезно ударит по экономике многих регионов нашей страны, энергетике, производству стройматериалов, транспорту, как автомобильному, так и трубопроводному и т.д.

Главной проблемой здесь станет Сибирь, которая сегодня вся держится на углеродной энергетике. Речь идет о десятках миллионов людей, проживающих в регионе, где альтернативы углеводородному топливу в прямом смысле пока нет.

Пытаться решить этот вопрос за счет перевода Сибири на гидро— и атомную энергетику — это долго, дорого и весьма сомнительно с точки зрения экологии. Да, выбросов CO2 в атмосферу у АЭС может и нет — зато нужно создавать могильники для радиоактивных отходов, период полураспада которых составляет десятки тысяч лет. Что означает навсегда отказаться от этой земли, где их хороним. Что касается ГЭС, то они тоже не безупречны, ведь парниковые газы — это не только CO2, но и пар от поверхности воды. Да и столь ценные пойменные земли навсегда исчезают под водой. Вдобавок, водохранилища рано или поздно превращаются в новые болота — а это, помимо потери полезной территории, еще и парниковые выбросы метана в будущем.

Одним из весомых антропогенных источников CO2 является автотранспорт — например, в той же Москве на выхлопные газы автотранспорта приходится 92-94% всех выбросов загрязняющих веществ. То есть углеродный налог здесь не поможет изменить ситуацию, ведь на машины его не распространить. А транспортный налог, который платят автомобилисты, к экологии никакого отношения не имеет — он идет на развитие дорожной сети.

Есть вопросы и к тезису о том, что именно деятельность человека, а не цикличное изменение климата, провоцирует глобальное потепление, ведь антропогенные источники выбросов составляют лишь часть от общей эмиссии парниковых газов в атмосферу. Есть и обратный мощный процесс — именно само потепление климата провоцирует усиление парникового эффекта. Увеличивается испарение воды (водяной пар – один из основных парниковых газов) с поверхности океанов, морей и других водоемов. Из-за потепления на огромных территориях начинает таять вечная мерзлота, которая покрывает в России около 2⁄3 площади страны. В верхних слоях оттаявшей почвы начинает гнить органика, появляются новые болота, обильно выделяющие парниковые газы. Лесные пожары также являются мощным источником эмиссии углекислого газа в атмосферу, а их количество будет только увеличиваться с потеплением климата. Природные зоны тайги и смешанных лесов уже в ближайшие десятилетия отступят на север (выгорят или будут уничтожены расплодившимися вредителями) и в Центральной полосе России будут лесостепи и степи.
Да и в целом вред от углекислого газа, который объявлен чуть ли не главной угрозой человечества, кажется несколько преувеличенным. Ведь его производство и нейтрализация — вполне естественный природный процесс. Мы, люди и животные, вдыхаем кислород и выдыхаем углекислый газ, растения тоже дышат кислородом и выделяют углекислый газ — и это нормально и безопасно до определенных процентов содержания его в атмосфере, о котором пока и близко не идет речь. Слава богу, растения, помимо дыхания еще и фотосинтезируют, производя кислород и потребляя углекислый газ, снижая его количество в атмосфере.

В то же время транспорт и предприятия выбрасывают в атмосферу куда более опасные, с точки зрения влияния на здоровье людей, газы, например, бенз(а)пирен, формальдегиды, фтористые вещества и т.д.. И вот с этими выбросами стоит бороться в первую очередь.

Приведу простой пример. Процесс производства элементарной серы из выбросов диоксида серы в нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности сопровождается увеличением выбросов углекислого газа. Я, безусловно, как эколог, проголосую за снижение выбросов диоксида серы, пусть это и будет связано с увеличением выбросов СО2.

Не так давно «Зеленый патруль» закончил исследования по проекту «Чем дышит Красноярский край?», который считается одним из экологически неблагополучных регионов в России. Местные жители жаловались, что, именно, в последние годы в городе Красноярске дышать стало просто невозможно — хотя промышленность и угольная теплоэнергетика там были многие десятилетия. Более того, десятки промышленных предприятий закрылись, а смог усилился.

И снова мы столкнулись с природными изменениями. Изменение климата привело к тому, что количество дней с неблагоприятными метеорологическими условиями (НМУ) в регионе увеличилось. И это не дни с ураганным ветром и обильными осадками. Это периоды безветрия и инверсионных процессов в атмосфере, когда выбросы загрязняющих веществ не рассеиваются, а скапливаются у поверхности земли. В Красноярском крае такое многократное увеличение числа дней с НМУ связано с развитием Сибирского антициклона, который на многие недели не дает циклонам очистить воздух в Красноярске.

Первое, с чем мы столкнулись — это автомобильные выхлопы. Красноярск занимает второе место в России после Москвы по числу машин на душу населения. Однако, если в столице автопарк в основном новый, класса Евро-4 и Евро-5, с катализаторами выхлопных газов и тому подобное, то в Сибири ездят старые иномарки, где об экологии речь уже давно не идет. В аналогичном состоянии грузовой и муниципальный транспорт — это 20-30-летние МАЗы, ЛиАЗы, ПАЗы. При этом система техосмотра у нас в стране фактически развалена после того, как ее передали из ГИБДД страховщикам. В результате, каждый день настоящий «автохлам» выезжает на улицы Красноярска и в буквальном смысле отравляет жизнь людей.

Другая проблема — появление в городе новых энерго— и теплоисточников: котельных, мини-котлов, коптилен, частных производств с разнообразными незарегистрированными источниками выбросов. От них идет сильное локальное загрязнение в жилых кварталах. Есть довольно вредные и опасные для человека выбросы и от Красноярского алюминиевого завода и других промышленных предприятий города, возникают вопросы и к угольным ТЭЦ. Но, в отличие от котельных, выбросы загрязняющих веществ из «высоких источников» (например, труба ТЭЦ-3 выше 270 метров), не оказывают концентрированного воздействия на прилегающие территории и рассеиваются без превышений предельно допустимых концентраций.

То есть, чтобы по-настоящему решить проблему с вредными выбросами в Красноярске, нужно ужесточить контроль за автотранспортом и незарегистрированными источниками выбросов, решить вопрос с частными котельными и т.д.

В целом по России и миру остро стоит вопрос об активном развитии не АЭС и ГЭС, а альтернативной энергетики (солнечной, ветровой, геотермальной, приливной и т.д.). Но, нужно быть реалистами – в ближайшие десятилетия нам сложно будет отказаться от углеродного топлива. Солнечными станциями и ветряками город-миллионник в Сибири сегодня не согреешь. Однако Парижское соглашение не решает эти проблемы, а сразу «бьет» по большой углеродной энергетике с политическим прицелом в первую очередь на Россию, Китай и другие, активно развивающиеся страны.

Реальность такова, что на сегодняшний день в России есть куда более серьезные экологические проблемы, чем модная за рубежом борьба с парниковыми газами. Да, безусловно, презумпция безопасности важна («человек влияет на изменение климата – это влияние необходимо снижать»), и экономике всего мира нужно развиваться, именно, в направлении снижения выбросов парниковых газов. Но, в нынешней сложной экологической и экономической ситуации в России имеет смысл скорее заняться наиболее острыми экологическими проблемами, чем сражаться с ветряными мельницами.

Блоги / 302 / Admin / Рейтинг: 4 / 1
Всего комментариев: 0
avatar
Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. Но могут и совпадать.
Сделано с умом. РА "Автор" +7-960-928-6111 © 2015